armassta (armassta) wrote,
armassta
armassta

Первая весенняяя дальше еще

Оказывается меня совсем совсем легко вдохновить) Хватило одного доброго Иринкиного слова, даже не касательно текста и вот: в голове все забурлило и сложилось в окончание главы. Хорошо я ее окончила или плохо, но она завернулась и сложилась сама, что я и воспринимаю как творческий акт, осененный вдохновением) Короче, если кто-то читает "Первую весеннюю", то за появление еще куска текста благодарите Флюонушку)
Натянув ботинки, чтобы не проткнуть засыпавшими пол осколками ноги, Настя выглянула наружу. Там было все: площадь, худо-бедно расчищенная от мокрого снега; оранжевые окна окружающих ее пятиэтажек; голубые огоньки такси возле ночного клуба, где так бесславно накачался Шамрай; юный пятиметровый Коля Ладкин с последним снарядом в израненных руках, выкрашенный с ног до головы краской алюминиевого цвета и, немного пониже, - Настин дом. «Эй! Люди!» - можно было бы крикнуть, но кому? Был уже такой вечер, когда в ее городе все жители сидели на кухнях под уютно светящимися желтым и красным абажурами, а кто-то уже перед уютно светящимися голубым зомбоящиками. Еще можно было попробовать крикнуть: «Сашка!», но было как-то неловко.
Настя заглянула в кладовку: естественно никаких веревок там не было и быть не могло. Пришлось мародерствовать в шифоньере. Олег, как и ожидалось, оказался хорошим напарником. Присоединился молча, помог затягивать узлы на пододеяльниках и простынях, чего Настя своими хилыми ручками оказалась сделать совершенно не в состоянии. Насте думалось о том, что Сашка непременно заметил бы из Аверченко: «работа спорилась». От того, что Сашка так близко и так недоступен, в сердце железной занозой воткнулась тоска. Одновременно Настя с ужасом замечала, как горячая волна окатывала это же самое сердце, когда во время совместной работы их с Олегом руки нечаянно соприкасались, и ее взгляд ненароком встречался с внимательным взглядом светло-зеленых узких глаз.
- Надо вызвать милицию, спасателей, ну что-нибудь там. И главное: сообщить всем родителям, что все живы. Еще, пожалуйста, позвони 5-16-80 сообщи моим, что с Настей все в порядке и с Кирой тоже.
- Так, подожди. – Олег отложил простыню. – Ты решила, что я полезу?
- Высоты боишься?
- Ну… - Олег замотал головой, его вообще-то возмутило только, что решения принимает девчонка. Нельзя сказать, что он не привык к тому, что им командовали все: мать, отчим и старший брат, но полгода свободы сделали свое дело, возвращаться обратно в подчиненное положение он не собирался. – Что не вместе-то?
- Кто-то должен будет рассказать остальным о выходе.
- Так почему не ты на свободу? Остаться рассказать и я могу. Тут вообще-то довольно опасно бывает.
- Во-первых, - Настя изо всех сил постаралась смягчить ощущение, что она командует, голос мягче, еще мягче, почти как у маленькой бедной киски, не распоряжается, а просит о помощи - тип, который завел нас сюда сказал, что только мы с Киркой можем всех вывести, а во-вторых, я не справлюсь, я упаду, у меня руки слабые, а ты на плаванье пять лет ходил. Надо, правда, все равно какую-нибудь страховку сделать…
Оба невольно посмотрели на закаченные, хотя все еще по-юношески гладкие с золотистой кожей руки Шамрая. Стряхнув оцепенение, Олег перевел взгляд на простыни.
- Послушай, а откуда ты знаешь про плавание? Даже точное время, сколько я им занимался… Блин, стоп. Когда я входил в ванную, ты спросила: на что, кроме апельсинового сока у меня аллергия. Я вообще-то не афишировал. Я почти никому… - какая-то мысль мелькнула и пропала, потому что была эта мысль дикой, и крайне нежелательной. Просто Олег внезапно почувствовал, что вовсе не хочет знать, откуда, почему, как и зачем. – Ладно. Тебя действительно только если дюльфером спускать, а как это с простынями сделать… Я, правда, тоже не альпинист, но как-нибудь.
Перебравшись на внешнюю сторону лоджии, Олег на минуту остановился перед тем как отпустить переборку и взяться за веревку:
- Значит, тебя Настя зовут?
- Друзья зовут Янкой.
- А твой парень?.. Мы ведь увидимся еще, Настя?
- Может быть. – сказала Янка и подумала «Только вряд ли ты узнаешь, что мы увиделись».
«Может, еще раз поцелуешь? На прощание?» - вслух Олег этого не сказал.
А Настя тоже не вслух ответила: «Я тебя поцелую. Потом. Если захочешь». Говорить это вслух было бессмысленно. Все равно, он не понял бы, что цитата. Разница культур. Еще плюс один.
Олег начал спускаться, Настя свесившись вниз, кусала от тревоги за него губы, молясь, чтобы «ее ребенок», пусть и бывший не сверзился. Вторым слоем Настя думала, что поступает верно еще и потому, что хорошо и правильно, если Олег уйдет сейчас и, судя по предыдущей половине года, больше не появится в ее жизни, не будет совершенно ненужным, лишним соблазном. Третьим слоем Настя с наслаждением чувствовала, как прохладный ночной ветер весны, насобиравший на далеких полях ароматы меда и цветов, треплет ее волосы, чувствовала себя живой, такой живой, какой давно уже перестала себя ощущать. А четвертым… четвертым Настя не верила, что ей действительно так легко удалось хотя бы одного вывести из игры. Нет, с одной стороны могло начаться легко, потом все труднее и труднее. И все-таки… Что-то будто шевельнулось в темноте. Настя присмотрелась к площади повнимательнее, предчувствие нехорошего сжало сердце.
- Олег! Поднимайся!
- Да мне уже вниз легче!
- Олег! Поднимайся! Слышишь, Пожалуйста! – паника охватила Настю так, что передалась спустившемуся уже с четвертого до второго парню. Он обернулся: в темноте площади что-то происходило. Центр покрытого грязным месивом площадки начал проседать, и тихонько закручиваться воронкой, воронка медленно завинчивала площадь вместе со старым снегом, бордюрами, машинами, кустами вглубь, сминая дома, как белье вминается внутрь стиральной машины.
- Олег! Не смотри туда! Просто поднимайся!
«О, Господи, да бесполезно!» - пискнуло что-то внутри головы Шамрая, но голос, звучавший сверху, был каким-то знакомым, был голосом, которому он привык доверять, голосом, который не раз и не два говорил ему: «ты сможешь» и все реально получалось. Олег перехватил руками простыню и подтянулся. Этот голос обычно еще говорил ему: «Просто делай, и сделаешь». И он просто перехватывал и подтягивался, даже когда почувствовал, что простыни, по которым он карабкался, что-то схватило за нижний конец и начало тащить на себя. Перехватывал и подтягивался, даже когда воображение услужливо подсунуло ему картинку, как эта черная воронка зажевывает простыни и его с ними, когда воронка откусила огромный кусок ткани и ноги его оказались болтающимися в воздухе.
Настя как могла тащила простыню на себя, правда, что она могла? Но может, это святая вера девятнадцатилетней Насти в сказки? Может это то, что мир этот реально был заточен под нее ту, когда часто было больно, но каждое утро все равно было солнечным? Она вцепилась мертвой хваткой в руку Шамрая, потом перехватила за футболку, за все, что попадалось под руку. Они свалились на пол лоджии, просто молниеносно выкарабкались из-под рухнувшей на них пальмы, одним потрепанным комком выпали в комнату и с ее пола, куда сползли в изнеможении, захлопнув последним усилием балконную дверь, смотрели как все за стеклом поглощает черный скручивающий жгут, и вот уже там только вращающееся и беззвучно рычащее чрево воронки, вглубь уходящей в никуда. Воронка приближалась, приближалась и растянулась в черную жирную пленку, заклеив собой снаружи все окно. Некоторое время Олег с Настей сидели, боясь пошевелиться, смотрели, как внутри пленки почти незаметно растет напряжение, потом она начала лопаться сразу в нескольких местах и, наконец, расползлась, свернувшись в тонкие нитки. Потом исчезли, стянувшись к краям, и они. За окном разгромленная лоджия. И в дыру и сквозь оставшееся стекло: зеленые холмы, высокие дома, дождь кончился, спускаются сумерки.
- Хух, кажется, обошлось, - оба перевели дыхание и рассмеялись облегченно. Оба только сейчас заметили, что Олег сидит, подавшись немного вперед, будто заслоняя девушку плечом.
- А ты оказался смелым, - улыбнулась Настя.
Олег широко улыбнулся в ответ, светло и смущенно. – Ты то тоже. Хотя от себя я такого не ожидал.
- Ты был готов защитить меня.
- Да… - Шамрай и сам удивился, осознав, что действительно среди всего страха боялся не только и не столько за себя.
- Молодец.
Что-то мелькнуло в памяти, что-то мелькнуло, что-то, что Шамрай решительно загнал подальше, дав на передний план выйти надежде, что может быть сейчас…
- А мы ведь все в кровище, - вместо этого задумчиво сказала Настя, хотя в глазах ее Олег отчетливо читал: «Я тебя поцелую. Потом. Если захочешь.», и это было ответом, к сожалению это было ответом и на те вопросы, на которые Олег дал себе слово пока не отвечать. Хотя бы пока.
Грянул звонок.
- Тут где-то телефон! – Настя вскочила, бросилась в прихожую, в кухню. Впрочем, поднимая трубку, она подозревала, чей голос услышит.
- Что Анастасия Александровна? Как хорошо чуть не решили сразу две проблемы и выход чуть не нашли и мальчика с глаз долой из сердца вон чуть не сплавили? Легко отделаться решили, милейшая моя Анастасия Александровна. Однако все еще хуже стало, не так ли?
Настя покачала головой и положила трубку на рычаг. Пошла в комнату.
- Олег мы все стеклами изрезались, пока ты через сломанное стекло перебирался. Да и в осколки упали. Пойдем в ванную, тебя ждет еще одно неприятное испытание, проверим твою хваленую терпеливость.
«Я не буду ничего понимать. Я не буду принимать никаких намеков. Я не хочу думать, откуда ты знаешь про бассейн, про апельсины и про то, почему ты считаешь меня терпеливым, но смелым совсем не считала. Я не буду сейчас об этом думать.» - Олег опустил глаза и стал собираться мужеством перед встречей с водой, мылом, ватой и спиртом, а в какие-то моменты и пинцетом.

Tags: "Первая весенняя ночь", тексты
Subscribe

  • "Танцуют все" 5. Ксения Пархатская. Днепропетровск

    Ее прет! лучшее, что может быть в искусстве и жизни)

  • С днем рождения!

    Сегодня день рождения doc_namino! Желаю, чтобы давление не зашкаливало, а порой, чтобы позволяло даже летать)))

  • (no subject)

    мастерски-мастерски) взято уmr_slimper и да, я никогда не курила, и против курения, НО я против запрета на курение. Таки я за свободу, блин,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • "Танцуют все" 5. Ксения Пархатская. Днепропетровск

    Ее прет! лучшее, что может быть в искусстве и жизни)

  • С днем рождения!

    Сегодня день рождения doc_namino! Желаю, чтобы давление не зашкаливало, а порой, чтобы позволяло даже летать)))

  • (no subject)

    мастерски-мастерски) взято уmr_slimper и да, я никогда не курила, и против курения, НО я против запрета на курение. Таки я за свободу, блин,…