armassta (armassta) wrote,
armassta
armassta

662.34 КБ

Опять-таки иллюстрации к себе, только к роману про худграф. Кусок его (не сильно большой) под катом. Иллюстрацией не сильно довольна, но хочется ощущения хоть какого-то движения. Хотя бы даже бултыхания.
БУЛТЫХАНИЕ В НЕБЕСАХ

Все события романа и персонажи вымышлены, всякие совпадения случайны.

Я скажу тебе с последней прямотой:
Все - лишь бредни
Шерри-бренди,
Ангел мой.

Эпилог.
Все три мои бабушки были истинными леди. Больше, пожалуй, их не объединяло ничего. Ах да – я.
Ну и то, что все три мои дедушки – неизвестные мерзавцы. Один – директор школы, красавец и женат; второй – пьяница и насильник, напавший на овдовевшую в первый же год войны мать моего отца; от третьего не осталось даже имени – мать моего отчима унесла его с собой в могилу.
Баба Марта, мой ангел, моя вторая мама, покинула меня еще в детстве. У бабы Ани на окнах цвела герань, а на комоде стоял шарик с падающим снегом. С бабой Людой, едва познакомившись, мы начали бросаться друг на друга с топором.
И все они ничего, ничего не рассказали мне о себе.
О том времени, когда еще не были истинными леди. Когда баба Люда, сбегая со школы, качалась на ветках елок; когда некрасивую, сутулую бабу Аню из Бог знает какого Чертежа вопреки воле семьи взял за себя городской красавец-инженер. Когда баба Марта играла на гитаре, ходила в Пермскую оперу, и в нее был влюблен молодой министр из Москвы, но она ему сказала – нет. Из вполне серьезных соображений.
Как же горько, как обидно ничего не знать.
Иногда я думаю, что тоже могу стать вдруг истинной леди.
В это трудно поверить. Но чего не бывает?
Буду слушать чириканье своей внучки и помалкивать о боевой юности и всепоглощающей любви.
Но пока мне двадцать три. И у меня секретов нет. Слушайте, детишки.
Все в этом мире может происходить летом, весной, осенью, в понедельник, завтра и даже зимой. Лишь бы в этом был смысл. В смысле, в жизни. В смысле – смысл жизни.
На данный момент мною накоплен следующий опыт по обозначенному вопросу.
Смысл в жизни есть тогда, когда о нем не думаешь, зато чувствуешь, что все идет как надо. То есть когда:
- в ушах звучит музыка;
- руки в краске;
- в сердце – любовь.
Ну и еще в паре-тройке случаев.
Двадцать три. Не так уж и много на самом деле, правда? Даже когда жизнь тебя здорово обламывает. Когда она подло заканчивает книжку о самой главной и единственной твоей любви. Пишет слово «конец». Крупно. Черным по белому.
И кроме этого никакого вам черного и белого. Ни черного костюма жениха. Ни белого платья невесты…
Люди читали, ждали, мучались – одним словом – заслужили «хэппи энд». Ну, что ж, как говаривал Александр наш Сергеевич: «На вот, лови его скорей!»
Эпилог:
Хэппи энд.
Понятно теперь почему не «Пролог», а «Эпилог»?
Для того, чтобы вы спокойно и расслабленно, с удовольствием (под чай с вареньем или кофе с сигареткой) читали эту леденящую душу историю.
(На самом-то деле, я сама еще не знаю, чем все закончится, чем сердце успокоится. Не дано мне, точно так же как и вам, заглянуть на несколько лет вперед. Но ведь солнце светит так ярко, стрижи вопят так беспечально… Ладно. Не дано вперед, перематываем назад. Хотя бы на главу 71).


Глава 71. 5 курс.
Здравствуйте, хотя глава и 71, встречаемся мы впервые.
Познакомимся: Наташа. Имя заурядное, но мне почему-то нравится. Не хотела бы я, чтобы меня звали по-другому.
Вот фамилию сменила бы с превеликим удовольствием. Она у меня не то, чтобы не благозвучная. Несерьезная какая-то. Лирическая героиня с такой фамилией – издевательство над драмой. Проблематично влюбиться в девушку с такой фамилией.
У девушки с такой фамилией обязательно что-нибудь не в порядке должно быть во внешности. Косоглазие там легкое, или одна ножка короче другой.
С глазами у меня все в порядке. Достаточно большие, серо-буро-малиновые, в смысле: зелено-серо-коричневые. Даже, что называется, с поволокой. Но в очках.
А с ногами у меня вообще все отлично.
В качестве доказательства привожу реакцию на них (мои ноги) милой парочки из бомжа и синявки, встреченных мною как-то на улицах родного города. Бомж за полквартала углядев их (мои ноги) возопил: «Какие ноги без конвоя!» и, подойдя ближе, вопросил со строгостию, читала ли я «Крошку Доррит». Очевидно, на его взгляд право на ношение конечностей определенной формы и длины определяется уровнем начитанности.
Короче, я – не хромоногая.
Я даже не горбатая. Но я сутулюсь. Иногда нет. У меня психологическая сутулость при идеальной (зараза!) фигуре.
Фигуру мне заказала мама. А так же ноги и рост: один метр шестьдесят пять сантиметров.
Дело в том, что у меня очень красивая мама. Слишком красивая для деревни Село, где она родилась. Если бы она родилась в Москве или в Ленинграде, то вы наверняка знали бы и имя ее, и фамилию. Ее глаза смотрели бы на вас с киноэкранов, а улыбка сияла со страниц модных журналов. Но в деревне Село ее считали дылдой. В деревне Село ценили коротеньких пышечек с курносыми носами и заливистым «бодрым» смехом. Конечно, мужчины и там прекрасно понимали, что почем. Но куда в калашный ряд с их стандартным метром с кепкой? Так что мама со своим чудесным и для многих вожделенным метром семьдесят восемь только мучилась, и меня строго ограничила. Если бы она еще и с лицом так же... Впрочем, жаловаться мне не на что. Удачные губы, нормальные зубы, довольно много родинок, есть даже мушка над верхней губой, но не сильно заметная.
И по поводу волос я тоже не страдаю – густые, темно-русые, правда летучие и непослушные. Ну, да у меня сейчас стильная мальчишеская стрижка: сзади коротко, спереди длинно. Как у Р.Т. на первом курсе.
(Ой! Кто же это?! Кто же это такой, таинственный Р.Т., чьи инициалы пробили брешь в моих бесконечных сплошь эгоистических рассуждениях? А то не догадались?)
Ничего, зато больше вам эти инициалы не забыть. Потому как (если, конечно, вы будете продолжать читать дальше) имя и фамилия Руслан Толостенко еще успеют набить вам оскомину. Вас ночью можно будет разбудить и спросить: «А кого это так любила Наташа Кузикова (Ой! Пробортарася!), студентка пятого курса Н-ского худграфа?». И вы, даже не просыпаясь, ответите: такого-то и такого-то! И идите нафиг! Нашли о чем спрашивать посреди ночи!)
Строго говоря, в моей внешности два недостатка: очки и фамилия. Однако люди, которых судьба одарила таким же набором, согласятся, что при умелом содействии подруг и одноклассников этого вполне достаточно, чтобы видеть в зеркале не себя, а конгломерат комплексов.
Ладно, достаточно. (Нет, а вы только представьте себе, что весь роман на двустах пятидесяти страницах состоит исключительно из рассуждений о своей внешности. Вот концептуальная вещь! Жемчужина коллекции главврача психбольницы). Я ведь не о себе писать собиралась, а о всяческих личностях, которые, как говаривал теперь уже Горький: соль соли земли и пр.
Только еще одно! С вашего позволения я описывала себя не в тот момент, когда заспанная и помятая, выгружаюсь из вагона пассажирского номер шестьсот пятьдесят три. Все-таки пять утра.
Tags: "Бултыхание в небесах", картинки, тексты, худграф
Subscribe

  • Не хотят меня пустить чудный город навестить

    В очередной раз обломалась, пытаясь как-то вытащить из стола то, что я туда пишу, или по крайней мере сам факт писания чего-то. Вообще-то я уже…

  • Первая весенняя тем не менее дальче

    очередное положение с прибором на эту повесть опять закончилось провалом. Я написала еще кусок. Как-то эта глава уже складывалась в голове моей в…

  • Первая весенняяя дальше еще

    Оказывается меня совсем совсем легко вдохновить) Хватило одного доброго Иринкиного слова, даже не касательно текста и вот: в голове все забурлило и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments